Выносливая королева почвопокровных роз «фея», или «фэйри» (the fairy)

Почвопокрывная роза Фэйри (The Fairy)

Трогательная и трепетная почвопокровная роза «Фэйри», или «Фея» (The Fairy) выпускает такое количество цветков, что под ними практически не видно зелени. Это самая обильноцветущая из всех роз, которая в любом возрасте способна образовывать просто поразительное количество цветков на одном побеге.

Начиная свой парад поздно, лишь в середине лета, «Фэйри» быстро превращается в самый романтический акцент в дизайне любого сада и до конца осени оправдывает свое сказочное название. Но количество цветков вовсе не означает, что эта роза отличается и повышенной требовательностью: «Фэйри» заслужила звание королевского сорта во многом благодаря своей выносливости.

Благодаря способности неустанно цвести начиная со второго месяца лета и до прихода холодов в ноябре «Фэйри» считается одним из лучших пышноцветущих сортов универсальных почвопокровных роз, которые при желании можно выращивать и как кустарниковые. Это неприхотливое, устойчивое к заболеваниям и вредителям, выносливое, хорошо адаптирующееся к суровым зимам растение, которое цветет обильно даже без самого тщательного ухода.

«Фэйри» (The Fairy) не случайно заслужила звание одной из самых простых в выращивании обильноцветных или полиантовых роз. Она способна исполнять разные, подчас несхожие роли, отлично смотрится и на цветнике, и в миксбордере, и в гордом одиночестве.

Корневая система саженца розы для отправки заказчику упаковывается в индивидуальную герметичную упаковку с комом земли, укутанной в пленку, благодаря чему ваш саженец придет живым и полным сил.

Янв Февр Март Апр Май Июнь Июль Авг Сент Окт Нояб Дек
Посадка Х ХХХХ ХХХХ ХХХХ ХХХХ ХХХХ
Период цветения ХХ ХХХХ ХХХХ ХХХХ
Высота растения: 1.2 м
Расположение: солнце, полутень
Расстояние между растениями: 50 см
Глубина посадки: 20-40 см
Морозостойкость: до -35°С

Качество гарантируем! Отбираем только лучшее! Каждый заказ проходит тройной контроль перед отправкой.

Профессионализм! Мы работаем для Вас! Больше семи лет безупречной работы.

Забота о каждом клиенте! Автоматизированная обработка заказов, отправка в течении суток, sms-информирование.

Никаких рисков! Оперативное рассмотрение претензий, своевременная замена товара, возврат денежных средств.

Источник: http://malina-vip.ru/pochvopokryvnaya-roza-flauer-karpet-flower-carpet-1/

Как не потеряться в разнообразии сортов: выбираем почвопокровные розы для своего сада

Почвопокровные розы – отдельная группа кустарниковых роз, которая была выделена среди огромного разнообразия кустарниковых. Они позаимствовали у дикого шиповника самые лучшие его качества: морозостойкость, обильное цветение и неприхотливость.

Почвопокровные розы очень легки в уходе, потому что не требуют регулярной подкормки и обрезки.

Это и является одной из главных причин популярности этого вида в нынешнее время, в особенности в странах с резко переменными погодными условиями, где раньше просто не удавалось вырастить розы.

Такой вид этих цветов превосходно преобразит террасы сада, клумбы и не добавит хлопот в уходе за ними.

История создания и характерные особенности

Основным прародителем почвопокровных роз по праву считается Rosa rugosa rubra – японская или морщинистая роза, у нас же она получила название шиповник. Родина этих цветов является восточная Азия: Корея, Япония, северо-восток Китая и даже была замечена на юго-востоке Сибири. Произрастает шиповник предпочтительно в прибрежных зонах на песочном пространстве.

Кратко о развитии ассортимента

В 1796 года rosa rugosa дало начало целому подклассу стелющихся роз, которые способны покрыть огромную площадь земли. Также садовники применили и другой вид роз для селекции — Rоsa wichurana, применявшийся в середине 19 века для формирования в ландшафтном дизайне, так называемых, цветочных ковров.

В 20-30-х годах 20 века появилось еще несколько сортов роз, среди которых лучшими были Fairy и Max Graf. Это были цветы первые среди почвопокровных роз. Ближе к 60-ым годам селекционеры вывели популярные в нынешнее время Sea Foam и Nozomi (ее можно увидеть на заглавном фото).

Дальше уже к существующим сортам добавились Fairy, Fiona, Bionica 82 и другие цветы, которые были результатом работы французской компании Meilland Star Rose.

Сорт розы из серии Дрифт — Coral Drift (Корал Дрифт)

А уже в 2000х годах Meilland, путем совмещения почвопокровных и миниатюрных роз, добилась появления сортосерии Drift, особенностью которых стала их компактность, низкорослость, жизнестойкость и, конечно, красота.

У почвопокровных роз достаточно много различных по важности достоинств, но наиважнейшими являются:

  • неприхотливость;
  • легкость размножения отводками или черенками;
  • отличная устойчивость к вредителям, болезням и морозам;
  • отсутствие необходимости ежегодной обрезке специалистом;
  • способность подавлять развитие сорняков с возраста 2-х лет;
  • быстрое укоренение побегов и сильная вегетация, дающие в результате достаточно плотное ковровое покрытие с цветами.

Лучшие сорта почвопокровных роз

Со времени выведения первых почвопокровных роз прошло уже немало времени. За это время появилось огромное количество их представителей. Рассматривать их все нет никакого смысла. Поэтому мы составили небольшую их классификацию по трем пунктам:

  1. Красота
  2. Цвет
  3. Наилучшее цветение.

На самом деле все эти розы очень красивые, и так как мнение людей часто не совпадают по поводу красоты, приносим сразу свои извинения, если в данной подборке вы не нашли своих любимых.

Розовые

Итак, первая роза, которую мы хотели бы отметить, это Мирато (Mirato).

Мирато (Mirato)

Этот сорт имеет прекрасные темно-розовые цветки, имеющие округлую форму. Стечением времени они выгорают, но это не делает их менее красивыми. Во время дождя иногда покрываются пятнышками, а в центре самого цветка можно заметить золотоватые тычинки. Когда расцветает куст, он весь от начала и до конца покрывается бутонами.

Следующий представитель данной подборки — это Книрпс (Knirps). Этот сорт отличается прекрасными ярко-розовыми миниатюрными бутончиками, которые отлично смотрится на фоне темно-зеленой листвы.

https://www.youtube.com/watch?v=YOVnBqBqkPI

Почвопокровная роза Книрпс (Knirps)

Белые, желтые, красные

Кент (Kent) – одна из лучших представительниц белых роз, участвовавшая на многих соревнованиях с чайными розами и доказала, что почвопокровные розы могут составить им конкуренцию. Сами из себя они представляют куст с полумахровыми мелкими бутонами. Цветки обладают легким, приятным ароматом.

Кент (Kent)

Следующий представитель нашей подборки – это Амбер Ковер (Amber Cover). У бутона превосходный янтарно-желтый цвет, но со временем они станут ярко-желтыми, но это ничуть не ухудшит композицию, потому что на фоне темно-зеленых листков будет создаваться впечатление, что у вас в саду находится огромное количество маленьких солнц.

Рэд Леонардо (Red Leonardo) – непревзойденная по красоте роза. Густая махровость, темно-красный цвет, средние по размеру цветки, умеренный аромат  – все это делают данный сорт очень привлекательным и незабываемым.

Рэд Леонардо (Red Leonardo)

Помимо этого еще очень красивыми сортами почвопокровных роз являются Рэд Бэлс (Red Bells), Хэллоу (Hello), Лаймсголд (Limesgold), Свани (Swany), Скарлет (Scarlet).

Следующая классификация по цвету. Всего почвопокровные розы бывают 5-ти цветов:

  • белые;
  • красные;
  • розовые;
  • оранжевые;
  • желтые.

Проанализировав большое количество отзывов российских садоводов, мы выбрали сорта каждого цвета, которые идеально подойдут для Подмосковья, на основании нескольких параметров: приемлемость отечественных погодных условий, красота, выносливость.

Одним из лучших среди сортов, обладающих розовыми бутонами, является Фэйри (Fairy), или как ее еще называют, зе фейри. Из-за красоты цветка может показаться, что он слабый, но это совсем не так.

Многие садоводы называют его самым выносливым из всего подкласса. Этот сорт начинает цвести только к середине лета, но компенсирует потерянное время, и цветение продолжается до сильных морозов.

Фея, так ее называют в России, покрывается цветами так, что не видно зелени.

Роза Фэйри (Fairy)

Среди представителей сортов красного цвета очень сильно выделяется Гартенфройде (Gartnerfreude). Это совсем недавно выведенный сорт.

Среди массы его достоинств особенно хочется выделить красоту, которая создается малиново-красным оттенком и небольшим размеров бутонов, а также махровостью. Еще они устойчивы к осадкам. Он не пахнет.

Это качество для одних может быть положительным, а для других отрицательным.

Роза Гартенфройде (Gartnerfreude)

По поводу Си Фоам (Sea Foam) довольно часто возникают жаркие споры: некоторые считают, что это не почвопокровные розы, другие доказывают обратное. Цветок имеет жемчужно-белый цвет, можно сказать цвет морской пены, не зря ведь его так и называют Морская пена. Они густомахровые. Куст имеет сильную структуру, тем самым обеспечивая, выносливость и неприхотливость к погодным условиям.

Си Фоам

Среди желтых сортов лучшим представителем по сумме положительных качеств является Надья Мейяндеор (Nadia Meillandecor). Он совсем молодой.

Дата его создания приходится на 2006 год, но это не помешало этому сорту зарекомендовать себя как очень выносливого бойца, который может расти практически в любых условиях.

Он представляет из себя куст с нежно-желтыми и пышными бутонами. Помимо этого он очень приятно пахнет.

Почвопокровная роза Надья Мейяндеор (Nadia Meillandecor)

Сортов оранжевых роз не так много, выделяется на их фоне Априкот Клементин (Apricot Clementine). Очень красивая расцветка, которая плавно перетекает от оранжевого к розовому. Обладает небольшими, но очень крепкими цветками, которые отлично переносят дожди, и имеет превосходный иммунитет к заболеваниям.

Роза Априкот Клементин (Apricot Clementine)

Розы с самым обильным цветением

И последний параметр, который мы планировали рассмотреть – это обильность цветения. Среди всех почвопокровных роз особенно выделяются 3 представителя.

Первым представителем является сорт, который называется Супер Дороти (Super Doroti). Благодаря селекционеру Карлу Хетцелю мы можем наблюдать этот прекрасный куст. Он обладает темно-розовым цветом, который бледнеет к краям. Начинает расти он где-то в середине лета, но, из-за активности цветения, вы радоваться его красоте аж до самых морозов.

Роза Супер Дороти

Следующий сорт, заслуживающий внимания – Эксцельза (Excelsa) обладает очаровательными чашевидными бутонами красно-малинового цвета. Данные розы завоевали большую популярность благодаря своему быстрому росту. В некоторых случаях, куст может достигать 4-х метров. Еще одним достоинством является то, что сорт переносит хорошо морозы.

Роза Эксцельза (Excelsa)

Следующий сорт всем очень знаком, он часто представлен в дизайне сада – Нью Доун( New Down). Этот куст растет в отличие от перечисленных ранее сортов летом, он плохо переносит холод. Но все лето у вас в саду будут прекрасные жемчужно-розовые цветы, радующие ваш глаз. Может также расти в обедненных почвах и находиться в полутени.

Роза Нью Доун (New Down)

Уход за розами

Наконец, хотелось бы дать несколько советов по почвопокровным розам.

Если вы все-таки решите облагородить ваш сад, палисадник или террасу, то будет лучше приобрести несколько сортов роз с бутонами разного окраса.

Вот несколько сортов, которые лучше выращивать новичку: Джаз (Jazz), «Сноу Баллет» (Snow Ballet), Бесси (Bessy), Бланка (Blanca), Аспирин роуз (Aspirin Rose), Рихард штраус (Richard Strauss), Ред вельвет (Red Velvet), Лариса (Larissa), Перпл рейн (Purple Rain).

Также приобретите незаменимых партнеров: манжетку, шалфей и дельфиниум. Также хорошим дополнением могут стать лаванда или гейхера.

При посадке не забудьте соблюсти расстояния, иначе вы можете поплатиться за это здоровьем цветов.

В случае если кусты будут на большом расстоянии друг от друга, то они, наверняка, будут долго разрастаться, и оголенное место будет смотреться не очень хорошо.

Если будут тесно, то в таком случае будут мешать развитию друг друга. Только оптимальное расстояние даст вам результат в виде густого ковра.

Лучшим временем для посадки роз является начало весны и осень.

Если вы купили растения, находящиеся в контейнерах, то такие можно высаживать все лето. Розы с голыми корнями менее выносливы, нежели с комом земли. При покупке саженцев проверяйте листья: они должны иметь светло-зеленый окрас и быть здоровыми.

Земляное пространство между кустами необходимо засыпать с помощью древесной мульчи, толщина которой должна быть не более 5 см. Это позволит подавить рост сорняков, а также предохраняет почву от засыхания.

Во избежание заболеваний куста, необходимо поливать розы только утром. При наступлении весны необходимо растение подкормить, потому что для активного будущего роста ему необходимо будут питательные вещества.

Подводя итог, можно сказать, что почвопокровные розы являются очень хорошим украшением сада, двора, террасы и не требуют особо жесткого ухода. Среди огромного количества сортов вы можете выбрать, который больше всего понравился.

Консультация на видео

Почвопокровные розы неприхотливы, они редко болеют и при условии выполнения несложных правил выбора места, посадки и ухода, просты в уходе. Однако некоторые моменты следует знать. Подробнее о том, как ухаживать за почвопокровными розами — на видео ниже.

Источник: http://1decor.org/rasteniya/kustarniki/roza-pochvopokrovnaya-sorta.html

Глава 1 В которой очаровательная цветочная фея Лори попадает в коварную ловушку

Маленькая леди или Фея для чародея *Глава 1 В которой очаровательная цветочная фея Лори попадает в коварную ловушку

Лори

Как любят писать в свитках — «ничего не предвещало несчастья.» Этот день был похож на тысячи других, прожитых мною — цветочной феей Лотанариэ в Лесу. Имя мне это не нравилось, хотя его значение — Солнечный цветок и звучало весьма поэтично. Потому, для краткости и простоты, друзья называли меня Лори. Без этого многозначительного «э», которым так гордятся пресветлые эльфы.

В Лесу Фейри никогда не наступала зима, весна и осень. Здесь царило вечное лето. Цвели цветы, пели птицы и почти не встречались люди. Вот это меня и подвело. Лес был моим домом уже150 лун (около двенадцати человеческих лет). Это не самый большой срок даже для человечки, не говоря уже о Старших или пресветлых эльфах. Но физически цветочные феи взрослеютбыстро.

Читайте также:  Смузи с яблоком и геркулесом — здоровый завтрак, пошаговый рецепт с фото

Я вот подверглась воздействию «цветочного безумия» уже к 15 луне. Мудрости это мне не прибавило, зато от иллюзий относительно «большой и чистой любви», так поэтично воспеваемой в балладах, лишило начисто. Во время«цветочного безумия» — сезона размножения фей, каждой из нас было глубоко все равно кто станет нашим очередным «избранником».

В остальное же время мы изображали « высокие отношения», но чувств и там не было ни на грош.

Я была любопытной, как и все цветочные феи. Но моей подлинной страстью сталоколлекционирование новых ароматов.

В моём уютном домике хранились множество сверкающих флакончиков с образцами ароматов самых прекрасных цветов, какие только встречалисьмне в Лесу. У меня была, вероятно, самая большая коллекция самых редких ароматов.

Однажды даже посыльный от самой Королевы Фей обратился ко мне в поисках одного из редчайших образцов — аромата цветка Полуночной Звезды.

Благодаря моему волшебству, ароматы не смешивались друг с другом и не изменялись со временем. Но в тот день даже моя коллекция ароматов меня не радовала.

Ведь именно возвращаясь к себе домой, я так нелепопопалась! Сознание того, что в волшебном Лесу люди появляются очень редко, сыграло со мной злую шутку.

Я забыла об элементарных мерах безопасности и на подлете к своему милому домику, не использовала чары истинного зрения.

Ведь магической силы во мне было не так много, чтобы тратить её столь бессмысленно. Но в этот раз стоило применить чары, и я бы избежала коварной ловушки. Кто мог предположить, что в Лес Фейри рискнет заявиться самый настоящий чародей? Уж точно не я.

Ведь для чародеев нахождение в Лесу было делом очень опасным, способным полностью лишить их дара или так изменить ихспособности, что применение самых пустяковых чар могло статьдля них смертельным. И хотяв Лесувстречалось множество редчайших растений, очень ценимых чародеями, сами они отваживались отправиться за ингредиентами крайне редко.

Сюдавсе больше забредали оборотнида травницы, не отличавшиеся сильнымиспособностями. Ведь чем слабее был магический дару нарушителей границ Леса, тем выше былу них шанс целыми вернуться к людям.

Нам об этой особенностивоздействияна людей энергетики Леса рассказываливо времямоего первого ученичества.

Старшие иногда устраивали для цветочных фей такие испытания, ведь они отвечали перед Душой Лесаза сохранность каждого разумного вида.

Я была не самой прилежной ученицей, но то, чему учили Старшие навсегда впечатывалось в мою память, даже мимо моего на то желания. Магия Старших была настолько древней и сильной, что ей подчинялось в Лесу каждое создание.

В общем, на подлете к моему домику я почувствовала дивной прелести аромат, источник которого мне так захотелось узнать, что я устремилась туда без малейших раздумий. А следовало бы подумать, откуда тут, рядом с моим домиком, вообще мог взяться совершенно незнакомый мне чарующий аромат. Я ведь облазила тут всю округу и все местные цветы мне были хорошо знакомы.

Но все крепки задним умом — не стала из этого правила исключением и я. К сожалению, всю глубину случившегося со мной несчастья я осознала далеко не сразу, поскольку дивный аромат имел одно совершенно неоценимое для устроившего ловушку мага свойство — он заставлял цветочных фей засыпать. И ясладко уснула, оказавшисьпросто не в состоянии попросить Душу Леса о помощи.

Проснулась я рывком. Дивного аромата поблизости больше не ощущалось, зато в наличии была масса других неприятных симптомов, прежде связанных для меня лишь со днями окончания «цветочного безумия». Все тело и в особенности крылья немилосердно разламывало.

Будто яи не спала вовсе, а случайно попала на тропу миграции диких свиней. Правда это было не самым страшным в моем изменившемся положении, поскольку к перечню неприятных симптомовприбавилась полная невозможность использовать пусть и неслишком большой, но прежде доступный мнемагический резерв.

Меня окружало гладкоеи холодное стекло. Я как-то видела такое на каком-то празднике пресветлых эльфов — они использовали гладкие стеклянные колбы для хранения светлячков. Колбы были хрупкими, но для светлячков, оказавшихся внутри, становились непреодолимой преградой к свободе.

Вот и япо собственной глупости оказалась в роли точно такого же светлячка.

В отчаянии я била руками и ногами о скользкие стенки своей тюрьмы, со слезами наблюдая, как удаляется от меня полянка с моим уютным домиком и друзьями. Огромная человеческая ладонь с длинными узкими пальцами, отлично просматривалась сквозь дно банки и пугала меня до дрожи.

Эти пальцы могли с легкостью оторвать мои хрупкие крылья без малейших усилий. Но если бы я выбралась из банки, на моей стороне оказалась бы вся мощь магии Леса, готового отомстить нарушителю границ. И человеку не помогли бы ни его великанский рост, ни эти огромные руки.

Проклятая магия людей и моё собственное любопытство! Я до сих пор помнила тот прекрасный аромат, что заманил меня в ловушку. Так не пах ни один знакомый мне цветок. И этот прекрасный запах с коварством мухоловки усыпил меня! Если бы я не уснула, то человеку никогда бы не удалось посадить меня в банку с серебряной крышкой. Никогда и ни за что.

Всего лишь на мгновение мне удалось увидеть грустное лицо знакомого сильфа Айнона, попытавшегося вызволить меня из ловушки.

Человек отмахнулся от него каким-то заклинанием, словно Айнон был назойливой мухой, а не созданием Леса. Сильф был ещё слишком молод для того чтобы сражаться с человеком на равных.

Но даже если бы он победил, ему было бы не под силу разрушить прозрачные стены моей стекляннойтюрьмы.

Пусть только жалкий человечишка выпустит меня из этой ужасной банки, я тут же превращу его в мерзкую болотную жабу! Пусть почувствует на себе весь мой гнев. Если бы не эта серебряная крышка со многочисленными, но слишком узкими дырочками для доступа воздуха, я бы попыталась выбраться из прозрачной ловушки.

К сожалению, стекло оказалось совершенно непроницаемо для моего волшебства. Вероятно при изготовлении банки люди использовали проклятый анти-магический порошок.

Внутри ловушки я была слаба, как увядший побег остролиста. Стены моей прозрачной тюрьмы словно отрезали меня полногожизни окружающего мира. Я затихла, вспоминая уроки Старшихо том, для чегомогла понадобитьсячародею такая как я.

По всему выходило, что ничего хорошего от будущего мне ожидать не стоит. На меня разом навалилась хандра. Близости крышки из серебра по каплям вытягивалаи меня остатки жизненных сил.

Если я просижу в этой ловушке достаточно долго, то возможно просто потеряю всякую волю к сопротивлению.

Как все печально. Юный фей Ниэллон обязательно сложит про меня грустное стихотворение, но я его уже никогда не услышу. Сейчас я была бы готова даже поцеловать кругленького здоровячка Тирона, моего знакомого лепрекона, приносившего мне в подарок самый вкусный вересковый мед, получись у него вызволить меня из ловушки.

Но человек слишком хорошо знал наши слабости. Пройдя всего несколько шагов, он начертил вокруг себя охранный круг, засветившийся в траве яркими огненными всполохами. Сквозь этот круг не могло проскользнуть ни одно создание Леса. Трава внутри круга превратилась в пепел. Голая земля стала тверже гранита.

Затем для меня наступила темнота — человек просто поместил банку со мной в свою огромную сумку. Я, далеко не сразу, смогла найти в себе смелость вглядеться в темноту.

Близость серебряной крышки высасывала из меня силы, магию и волю к сопротивлению. Никогда прежде я не чувствовала себя настолько беспомощной.

Но мне удалось пустить по собственным крыльям слабую искру волшебства и разогнать царившую вокруг темноту.

Лишь когда все получилось, я вновь заплакала. Ведь, кроме меня, в сумке находилось ещё шесть точно таких же банок со спящими феями. Лица их были мне незнакомы. Да и цвет их крыльев отличался от моих собственных, выдавая жительниц южной части Леса. Почему же они все ещё спали?

В задумчивости, я сделала пару шагов по гладкому полу своей ловушки, пока не уперлась в стенку банки. Будущее рисовалось моему воображению безрадостным.

Я мало интересовалась людьми, надеясь, что мне удастся избежать встречи с этими коварными созданиями. Но, после парочки слезливых баллад Ниэллона, лепрекон Тирон любил рассказывать страшилки о людях.

Тирон уже пять раз попадал в руки охотников за сокровищами, но ему каждый раз удавалось обмануть жадных до золота людишек. То подсунуть золотую монетку, которая потом превращалась в прах, то заморочить людям голову так, что они забывали про все на свете.

Из его рассказов я помнила, что самыми страшными и непредсказуемыми из людей являются ведьмы и чародеи. И если с ведьмами ещё было возможно договориться, посулив показать редкий корешок или волшебную травку, то чародеи жаждали лишь одного — стать хозяевами таких как я. Я попыталась вспомнить, что мне вообще известно о чародеях.

В городах чародеев называют магами. Носят они смешные шляпы, длинные мантии и бороды. В руках у них изрезанный странными письменами посох или короткий жезл с кристаллом на конце.

Я невольно улыбнулась, вспомнив, как забавно сильф изобразил портрет мага. Но я ведь видела, что у поймавшего меня человека нет посоха, шляпы, мантии и бороды. Жезл может, и был — небольшой предмет спрятать довольно легко.

А вообще он был одет как охотник. Из тех отчаянных смельчаков, что иногда забредали в наш Лес. Лес Фейри был для людей местом опасным и таил множество смертельных сюрпризов. Но люди все равно приходили.

Особенно стремились попасть сюда травники и ведьмы. Собрать драгоценных ингредиентов для своих декоктов и зелий.

Очень редко появлялись охотники — те, кого интересовали только жившие в Лесу создания. Они ловили жителей Леса с помощью магических ловушек. Это были самые опасные люди. Лес жестоко мстил тем, кто похищал его обитателей.

То, что чародей изловил множество фей, доказывало лишь одно — он очень хорошо маскировал свой дар. Иначе Лес уже давно бы его уничтожил.

Мою ловушку ощутимо тряхнуло и прозрачные стенки со звоном коснулись других таких же. Взлететь мне не позволила теснота. Я больно ударилась о гладкую поверхность коленками и локтями. Что же там такое происходит, если нас так трясет?

Узнать это не было никакой возможности. Но, благодаря тряске, проснулись феи с радужными крыльями. Они пару мгновений удивленно смотрели на меня, как на единственный источник света.

Потом, с отчаянной решимостью, забарабанили по гладким стенкам своих ловушек. К одной из фей я оказалась так близко, что разделяла нас лишь двойная гладкая поверхность стекла.

Я отчетливо слышала, как темпераментно ругались проснувшиеся феи — ведь на крышках их ловушек тоже имелись дырочки.

— Где мы? Почему я не помню, как здесь оказалась? — спросила ближайшая ко мне фея в изумрудном изысканном платье. Я такие фасоны прежде не видела.

— Мы все попали в лапы чародея и нас ждет участь страшнее смерти, — подала голос фея в красном.

— А зачем мы чародею? — удивилась фея в нежно-розовом платье.

— Он заставит нас исполнять желания или превратит в человека, — пояснила фея в огненно-красном.

— Откуда тебе это известно? — недоверчиво переспросила фея в изумрудном.

— Меня уже похищали, и я собственными глазами видела, как чародей превратил одну из таких, как мы, в человека. У неё тут же отпали крылья, а на шее появился растительный рисунок. И она лишилась своего волшебства. Но именно она помогла мне тогда бежать, отвинтив крышку сразу после того как тот старый чародей уснул.

— И она даже не попыталась его убить? — удивилась фея в розовом.

— Нет. Она шепнула, что рисунок на её шее создан человеческой магией, и что она никогда не сможет причинить тому человеку вреда или даже просто подумать об этом. Она вынуждена подчиняться его приказам, как бы ей не хотелось его убить.

— Какой ужас, — хором отозвались феи в розовом и изумрудном.

Я в этом была с ними полностью согласна. Лишиться своего волшебства, стать человечкой, не имея возможности отомстить, и полностью подчиняясь власти старика — было действительно жутко.

— А если мы выполним желание чародея, то он нас отпустит? — спросила фея в розовом, задумчиво шевеля светящимися крылышками.

Читайте также:  Гранат комнатный, уход в домашних условиях, выращивание, применение, полезные свойства, фото

— Нет. Желания у людей, а особенно у чародеев бесконечны. Чародеи стремятся заставить нас произнести клятву подчинения, и пользоваться нашим даром постоянно, — отозвалась уже бежавшая из плена фея.

— Но после клятвы мы теряем связь с Лесом, хотя и не лишаемся дара волшебства. А если принесшую клятву чародею фею выпустить в Лесу, то она сразу умрет.

Поэтому феи даже готовы стать обычными людьми, лишь бы не приносить чародею такую клятву.

После этого сообщения все притихли. То, что никто из нас не пожелает приносить чародею клятву, было ясно с самого начала. Но ведь оставался и другой путь — тот самый, благодаря которому в Лес вернулась фея в красном. Я задумалась о возможности побега.

Что если одна из нас согласится стать человеком и тайно освободит остальных? Конечно же, я предпочитала, чтобы этой спасительницей оказалась не я сама. Кому хочется терять своё волшебство, крылья и становиться смертной игрушкой человека? Но быть спасенной я бы не отказалась.

А после, я бы превратила чародея в жабу. Чтобы он уже никогда не смог даже помыслить о ловле фей.

— А почему ты, когда тебе помогли бежать, не уничтожила поймавшего тебя чародея? — задала я волновавший меня вопрос.

— Я пожалела свою спасительницу, ведь если бы я уничтожила нашего похитителя, ей бы пришлось умереть. Магия людей коварна, — отозвалась фея в красном.

Я кивнула, обдумывая возможности побега. Сентиментальностью, в отличии от феи в красном, я не страдала. Ну и что если одной из нас придется умереть? В человеческом смертном теле, без крыльев и волшебства, да ещё с магическим рисунком на шее, мешающим отомстить — это для феи все равно не жизнь.

В тот момент я даже не догадывалась, что справедливость этого утверждения мне предстоит проверить на себе. И что выбор уже не покажется мне столь однозначным.

Источник: https://writercenter.ru/library/fentezi/povest/malenkaja-feja/290722.html

Фэйри

«Поговаривают также, что с веками народ Гуафа уменьшился в размерах. Когда замечали их пышные процессии или видели их танцующими в ночи, это уже не были высокие короли и королевы. Эти существа могли поместиться на человеческой ладони, а их пение было не громче стрекота насекомых в траве.

Женщины были красивы и обладали прекрасной фигурой. Они появлялись в платьях из тончайшей материи, расшитой золотом, а боевые доспехи крошечный рыцарей сверкали как драгоценные камни.

Воздух вокруг них мерцал волшебными огнями, и все было великолепно, и еще долго в воздухе после их исчезновения оставался благоухающий запах..

Ходили слухи, что принцы иногда становились еще меньше, настолько крошечными, что гарцевали на оседлых кузнечиках вместо лошадей, а их парадные доспехи были сделаны из чешуи рыб. Они уже жили не в холмах и морских глубинах, а в дуплах дубов, цветах колокольчиков и под листьями ольхи и березы».

«Веками сельские жители искали обитателей Волшебной страны в лесу и перелесках в такие ночи, как канун Иванова дня. Любое трепетание лепестка или слабый луч света мог выдать присутствие крошечных обитателей Волшебного мира. Когда смертные приближались, феи исчезали, строго охраняя свое уединение.

Но если кому-нибудь удавалось подкрасться незаметно, то он мог услышать игру миниатюрных флейт и увидеть на мгновение блеск и сияние празднества, прежде чем все погрузится во мрак..

Крошечные потомки могущественных обитателей волшебного царства известны людям с древнейших времен, волшебные обитатели лесов и полей хранили изысканные обычаи своих предков.

В мире, где лепесток мог служить роскошным балдахином, шип боярышника- грозным оружием, они проводили время за музицированием, пирами, развлечениями и войнами. . Хотя это были миловидные существа, великолепные в своих нарядах из лепестков и семян чертополоха, их народ пришел в упадок.

Смертные, которым доводилось увидеть мельком их сияющие царства, иногда становились очевидцами похоронных обрядов, величественных и печальных. Это служило доказательством того, что обитатели Волшебного царства были долгожителями, но не были бессмертными.»

«Феи и эльфы», перевод Погорелко Ю. — М.: Терра, 1996. — 144 с.: цв.ил. — (серия «Зачарованный мир»). — ISBN: 5-300-00525-8.

Есть и другая версия: маленький народец — пришельцы из параллельных миров. этим, мол, и объясняется их малый рост: при переходе между мирами тела могут уменьшаться и увеличиваться, либо сам их мир такой же маленький. Во всяком случае, интересно взглянуть на свидетельства очевидцев встреч с ними.

«26 июля 1965 года в Каразинью (Бразилия) наблюдали пятерых карликов в черной униформе и коротких сапожках. По словам очевидцев, «у одного их них в руке был какой-то ярко светившийся предмет, похожий на волшебную палочку».

«Весной 1960 года в Сицилии (Италия) итальянский ювелир Сальваторе Чанчи ехал недалеко от Сиракуз и вдруг в луче фар его машины появилось маленькое существо в блестящей одежде и водолазном шлеме. Вместо рук у него были «два маленьких крыла». Чанчи испытал нервный шок».

«28 января 1967 года в уединенном английском местечке Стадхам-Коммон в Чилтерн-Хилле (Англия) семеро мальчиков шли в школу. Десятилетний Алекс Батлер посмотрел в южном направлении и на открытом месте отчетливо увидел фигуру «маленького синего человечка с бородой и в высокой шляпе».

Алекс окликнул товарищей, и они двинулись навстречу человечку, который вдруг «неожиданно пропал, и вдруг возник по другую сторону зарослей». По их оценке, рост маленького человечка не превышал метра, да еще полметра занимал головной убор, похожий на высокий котелок без полей»…

Жак Валле «Параллельный мир», М. 1995 г.

И тут опять возникает деление: ибо есть как совсем маленькие фейри (их рост- 15-20 см), так и карлики (их рост — чуть меньше 1 м.).

«Знаток гаэльского языка Кэмпбелл, пастор из Тира, опубликовал книгу под названием «На-амгуисган.

Карлики, или пигмеи», в которой отмечает: «Существование пигмеев в некоторых неизвестных районах, граничащих с царством холода, или входящих в него, указывает на определенную связь между малым ростом жителей и холодным климатом и заставляет задуматься над проблемой первоначального распространения человеческой расы.»

«В Хайлендсе бытует много чрезвычайно интересных народных сказаний, передаваемых из поколения в поколение… в которых встречаются низкорослые, как пигмеи, человечки — отменные лучники, способные сразить мужчину большого роста и мощного телосложения благодаря искусному владению луком и стрелами. Этих карликов называли «на-амгуисган» или, точнее, «на-хамгуисган». По-английски гаэльское «амгисг» звучит как «ависк»..

«В первой половине ХV века епископ Оркнейский Томас Таллок в книге «об Оркадский островах» сообщает, что шесть столетий назад архипелаг был заселен папами и карликовым народом. Папы, как утверждают знатоки- это ирландские священники. А карлики — это пикты. Далее приводится фрагмент из книги Бэрри «Оркнеи», где мы читаем:

«Ясно, что это не кто иные, как петы, пикты или пики… Скандинавские авторы обычно называют их пики-пети или пети. Кроме того, в исландских сагах узкий морской пролив, отделяющий Оркнеи от графства Кейтнесс (Шотландия) обычно называют Петленд-фьорд…

Какова же дальнейшая судьба карликового народа? Карлики, пишет Макритчи в книге «Знания шотландцев» (1895), были уничтожены или скрылись к концу VI века, когда Колумба и его последователи вели религиозную войну с пиктами.

В те же времена, утверждает он, ирландцы применяли силу против этого народа и на севере Ирландии. Затем новых хозяев охватило смешанное чувство вины и страха к своим старым врагам.

С тех пор родились многочисленные слухи относительно духов пиктов, все еще странствующих над их землями. А отсюда недалеко до фей и эльфов».

Жак Валле. «Параллельный мир». М, 1995.

Вот что пишет Профессор Толкиен в эссе «О волшебных историях» о намеренной путанице понятий «фейри» и «эльф»:

«Что касается маленького роста: не стану отрицать, что такое представление об эльфах — сейчас самое распространенное. Я часто думал, что было бы интересно выяснить, откуда это мнение взялось. Для уверенного ответа у меня не хватает знаний.

Прежде в Волшебной Стране действительно были существа небольшого (хотя вряд ли такого уж маленького) роста, но в целом для тамошнего народа небольшой рост нехарактерен.

Мне кажется, что применительно к Англии волшебные существа маленького роста (эльфы или феи) в значительной мере — плод литературного вымысла (я говорю о развитии, которое эти понятия претерпели до широкого распространения интереса к фольклору других стран.

Такое английское слово, как «elf», с давних пор испытывало влияние французского (из которого заимствованы слова fay и faerie, fairy); но позднее, когда слова fairy и elf стали употребляться в переводах, на их значение повлияла атмосфера немецких, скандинавских и кельтских языков).

Вполне естественно, что в стране, где любовь ко всему хрупкому и утонченному столь часто проявлялась в искусстве, и литературные пристрастия обрели то же направление, обратились к миниатюрному и изящному, тогда как во Франции они явно тяготеют к дворцовым вкусам, а потому и сказочные персонажи там пудрятся и увешиваются бриллиантами.

Кроме того, подозреваю, что цветочно-мотыльковая миниатюрность волшебных существ была одновременно и плодом «человеческого разума», который превратил сияние Страны эльфов в блеск дешевых побрякушек, а существа, способные становиться невидимками, стали просто настолько крохотными и хрупкими, что способны спрятаться под листком первоцвета или травинкой.

Вскоре после начала эпох великих путешествий стало модно представлять мир слишком маленьким, тесным, не способным вместить и людей, и эльфов. Ведь тогда даже волшебная Западная страна ирландских сказаний Хай Брезейл (Hy Breasail) превратилась в реальную Бразилию, страну красильного дерева.

Так или иначе превращение эльфов в малюток произошло во многом благодаря литераторам, и к этому приложили руку в том числе и Уильям Шекспир (1564-1616) и Майкл Дрейтон (1563-1631) (Причем их влияние не ограничивается Англией. По-видимому, немецкие слова Elf, Elfe взяты из «Сна в летнюю ночь» в переводе Виланда (1764)).

Дрейтнова «Нимфидия» (1627) — прародительница многочисленного племени цветочных фей и эльфов с крылышками и усиками, как у бабочек. Я эту мелочь терпеть не мог, когда был мальчишкой, а теперь их ненавидят уже мои дети. Подобные же чувства испытывал и Эндрю Лэнг. В предисловии к «Лиловой книге сказок» он говорит об утомительных писаниях современных авторов: «Они всякий раз начинают с того, как маленький мальчик или девочка идет гулять и встречает фею яблоневого цвета, или фею кашки… эти феи пытаются развеселить дитя, но не умеют; зато преуспевают, когда читают ему мораль».

Но все началось, как я уже сказал, задолго до XIX столетия, и подобные эльфы и феи давным-давно стали невыносимо скучны — как раз потому, что пытались развеселить, да не умели. Если «Нимфидию» считать волшебной сказкой (то есть «историей о волшебных существах»), то она — одна из худших сказок всех времен. Судите сами. Во дворце Оберона стены — из паучьих лапок,

А окна там — из глаз зверей,
А свод — из крыл нетопырей.

Рыцарь Пигвигген разъезжает на резвой уховертке. Своей возлюбленной, королеве Маб, он посылает браслет из муравьиных глаз, а свидание назначает в венчике первоцвета. Но на этом миленьком фоне разворачивается скучнейший рассказ об интригах и хитрых сводниках.

Доблестный рыцарь и разъяренный муж садятся в лужу, и гнев их гасят лишь воды Леты. Жаль, что в лету не канула вся эта история.

Пусть Оберон, Маб и Пигвигген — настоящие эльфы и феи «маленького роста», а Артур, Джиневра и Ланселот — вовсе нет; все равно, рассказ о борьбе добра и зла при дворе короля Артура — волшебная сказка куда в большей степени, чем эта история насчет Оберона.

Фея — это имя существительное, более или менее эквивалентное по значению слову «эльф». Появилось оно сравнительно недавно. Его почти не использовали до эпохи Тюдоров.

Весьма показательно, что первое его употребление (единственное до 1450 года), зафиксированное Оксфордским словарем, это строчка из поэмы Дж. Гауэра (1325-1408) «Confessio Amantis»: «as he a were a faierie». Но Гауэр имел в виду вовсе не фей.

У него сказано: «as he were of faierie» — в том смысле, что герой был похож на обитателя Волшебной Страны. Поэт описывает молодого повесу, который стремится околдовать сердца девушек в церкви:

На хитрой прическе вокруг головы Гирлянда из свежей зеленой листвы. Недавно листва шелестела в лесу — Теперь оттеняет повесы красу. А он, не стараясь себя побороть, Глядит с вожделеньем на женскую плоть, Глазами стреляет и зорко, и живо, Как ястреб с небес углядевший поживу, И так перед вами красуется он, Словно средь эльфов был он рожден.

Перед вами смертный юноша из плоти и крови. Но его описание гораздо больше соответствует именно эльфу, а не фее, к определению которой он ошибочно отнесен.

Впрочем, с жителями Волшебной Страны вечные сложности: их облик не всегда соответствует внутреннему содержанию, часто они выглядят такими гордыми и прекрасными, какими мы, люди, лишь хотели бы стать.

Читайте также:  Оладьи с тыквой и яблоками, пошаговый рецепт с фото

Часть их волшебства, используемого во благо или во вред человеку, состоит в умении играть желаниями человеческой души и плоти. Королева эльфов, которая быстрее ветра унесла Томаса Стихотворца на молочно-белом скакуне, явилась его взору у эдьдонского Древа в облике смертной женщины, хотя и неотразимо прекрасной.

Так что Спенсер (Эдмунд Спенсер (1552-1599) — английский поэт, автор аллегорической поэмы «Королева фей») не погрешил против традиции, именуя рыцарей своей Волшебной Страны эльфами. Таким рыцарям, как сэр Гайон, зваться эльфом больше пристало, чем Пигвеггену, вооруженному жалом шершня».

Толкин Дж.Р.Р. «О волшебных сказках» // Приключения Тома Бомбадила и другие стихи из Алой Книги/ Пер.. с англ. – М.: 1992.
Читать всё эссе целикомВот что пишет о фэйри — маленьком народце Екатерина Гурцкая (Акрельт Гаэрлин) в газете «Тайная доктрина» (г.Симферополь):

«Пожалуй, из всех персонажей мифов наиболее известны сказочные народы из легенд Западной Европы.

Немало тому послужило искусство: эльфы, гномы, феи часто изображались на каринах, описывались писателями в сказках, композиторы посвящали им музыкальные произведения (например, оперы «Кольцо нибелунгов» Вагнера, «Пер Гюнт» Э.

Грига), а позднее, уже в двадцатом веке появился такой жанр литературы, как фэнтези, где сказочные народы стали главными и постоянными героями. Но основой большинства книг стали легенды и мифы народов Европы. До недавнего времени мифы были всего лишь мифами.

«Эпохальное событие — сфотографированы феи». Это лишь один из заголовков статей, опубликованных в 1920 году в ведущих английских журналах. Ниже обычно приводилась фотография девушки, окруженной легкими, воздушными фигурами. Вторая фотография запечатлела другую девушку, подзывающую маленьких, похожих на гномов существ с крыльями.

Девушек звали Френсис Гриффитс и Элзи Уайт. Они сфотографировали друг друга и, поскольку прежде никогда даже не держали в руках фотоаппарат, обман был маловероятен. Статью эту, опубликованную во многих изданиях, написал сэр Артур Конан Доил, уважаемый автор знаменитых историй о Шерлоке Холмсе.

Весь тираж с фотографиями и статьей о феях разошелся в один день. Новость, подкрепленная снимками, облетела весь мир, положив начало спорам, не разрешенным и по сей день. Не так давно в Скандинавии археологами было найдено странное древнее кладбище.

Скелеты погребенных были очень маленькими, хоть и принадлежали взрослым, и в каждой могиле находились украшения из морских раковин, которые, согласно легендам, очень нравились… гномам.

Легенды об эльфах поразительно напоминают сказания о представителях древних высокоразвитых цивилизаций — атлантах, лимурийцах и гипербореях. Это прекрасные бессмертные и вечно юные существа, знающие тайны Земли и способные исцелять.

Тех, кто попадал в милость к ним (по легендам эльфы особенно ценят хороших музыкантов и певцов), всегда был щедро одарен волшебными вещами, которые эльфы умеют делать в совершенстве (уж не отголоски ли это памяти о высоких технологиях древних атлантов?)

Упоминания о «богах», которые научили людей ремеслам и искусствам, принесли им философию и науку, есть в мифологии всех народов Земли. Почему-то принято отождествлять их с инопланетянами.

Но что, если это были вовсе никакие не пришельцы, а те, кого в разных мифах зовут по-разному, древние люди, не погибшие в результате катастроф, а перешедшие в другую грань существования? Что, если они существуют бок о бок с нами, но просто не все хотят их видеть? «Преданьями старины глубокой» называют сказки, да и сами они начинаются словами «Давным-давно». Но почему же сейчас нельзя в лесу набрести на избушку бабы Яги или вызвать на подинок дракона? Куда ушли от нас сказки? Или… куда ушел от них человек? Может быть, мы сами, сознательно отгородились от всего, что, якобы, отвлекает от того, что мы называем реальной жизнью? А в те самые незапамятные времена, которые сейчас именуют «Золотым веком», люди умели жить бок о бок с героями сказок, с которыми теперь встречаются лишь немногие, при этом продолжая отрицать их существование…»

Источник: https://elfheim.ru/fairy.php

Фея Мелюзина — родоначальница королей

Ранние средневековые сказания содержат множество  историй об эльфах и феях. Принято считать эти истории романтическими сказками или легендами. Однако, как показывают  исследования, зачастую за такими «сказками» скрывается быль, некая реальная история, приобретшая со временем и под влиянием  человеческой фантазии сказочные очертания.

Слишком уж много было «сказок» об эльфах и феях, чтобы просто так отмахнуться от них.

Вполне вероятно, что эта загадочная раса всё-таки существовала, и представители рода фэйри в своё время активно контактировали с родом человеческим.

Ряд королевских династий Европы и аристократических фамилий на полном серьёзе ведут свою родословную как раз от эльфов и фей. Например, знаменитые французские Лузиньяны, которые родоначальницей своей называют фею Мелюзину.

Время легенд

Мелюзина — один из самых ярких персонажей средневековых легенд. И противоречивых. С одной стороны, она типичная сказочная героиня, с другой — в её истории обнаруживаются очень даже не сказочные моменты.

В общих чертах история Мелюзины описывается таким вот образом. Элинас, король Альбы или Албании (которая на поверку оказывается Шотландией), на охоте встречает прекрасную фею Прессину. Она становится его женой при условии, что он не будет входить в её спальню, когда она находится там с детьми.

У Прессины рождается не один, а сразу три ребёнка, три девочки — Мелюзина, Мелиор и Палатина. Король, как водится, из любопытства и ревности (наговоры приближённых на королеву) нарушает запрет, и Прессина его покидает, прихватив с собой всех трёх дочерей. Она отправляется на остров Авалон, где королевские дочки достигают своего 15-летия.

В этот день они узнают печальную историю своей матери и решают отомстить отцу. Сёстры захватывают Элинаса и заточают его в горе. Мать же, узнав об их деянии, приходит в страшный гнев за такую непочтительность к родителю и наказывает дочерей проклятиями.

Мелюзина, в частности, каждую субботу на сутки осуждена становиться отвратительной змеёй, но лишь наполовину: выше талии она остаётся прежней.

Мать также сказала, что она обречена не знать радости любви, если не сможет скрыть своё превращение от возлюбленного, а если тот увидит её в виде змеи и проговорится об этом, она навсегда останется змеёй.

Дальнейшая её судьба в чём-то повторяет историю Прессины. Племянник графа Пуатье Раймондин, охотясь, случайно убивает своего дядю и бежит от преследования.

Внезапно он слышит дивный поющий голос и, идя на него, возле источника обнаруживает прекрасную девушку. Девушка предлагает ему жениться на ней, и тогда все его неприятности закончатся.

Одно лишь условие — он не должен видеть её по субботам.

Раймонд согласился. И зажили они прекрасно. Молодой человек удивительным образом сказочно разбогател. Мелюзина родила ему 10 детей.

Все мальчики, и у всех какое-то врожденное уродство: у первого один глаз синий, другой — красный, у второго — лицо красное, как пламя, у третьего — один глаз ниже другого, у четвёртого отметины на щеке, как от следов когтей льва, ещё один отпрыск родился одноглазым, шестой с клыками вепря и так далее.

Понятно, что по округе поползли сплетни, в которых утверждалось, что кровь феи противна роду человеческому или что по субботам Meлюзина изменяет мужу, и потому рождаются демоны.

Наслушавшись злобных наветов, Раймондин решился подглядеть, что делает его таинственная супруга по субботам, и через отверстие в стене увидел её в виде полузмеи.

Потрясённый, он тем не менее решил промолчать.

Однако позже, когда случилась страшная трагедия (один из его сыновей Жоффрей по прозвищу Огромный Зуб сжёг заживо своего брата вместе с доброй сотней монахов в Майезском монастыре), у него с языка сорвалось роковое слово «змея» перед лицом всего двора. Итог печален.

Мелюзина обернулась драконом, одарила болтливого супруга двумя волшебными  кольцами и, трижды облетев замок, со страшным криком исчезла. Правда, нянюшки рассказывали, будто бы  по ночам в опочивальню к графским детям являлась женщина-змея и кормила их своей грудью.

Реальное волшебство

Считается, что история с Мелюзиной происходила в VIII веке нашей эры. Указывается даже дата её бракосочетания с Раймондином — 733 год. Раймондин, кстати, также известен под именем Ренфруа де Веррьеран- Форез. Источник, возле которого он встретился с феей, назывался и Источником Жажды, и Лузинией.

Многое в этой легенде имеет привязки к действительности. Например, замок Лузиньян. Правда, согласно преданию, он был возведён с помощью магии всего за три дня.

Официальная история, конечно, такое всерьёз не воспринимает, а вот в старинных хрониках говорится о множестве слуг, которые помогали фее возводить замок и которые исчезали после восхода солнца.

Своё название замок получил по названию того самого волшебного источника, возле которого Раймондин обнаружил фею.

Замок отличался удивительной прочностью и был разрушен лишь в 1575 по приказу короля Генриха III во время религиозных войн. Башня Мелюзины, с которой она улетела в виде дракона, оказалась срытой до основания.

И до этого времени, как подтверждают хроники, каждую пятницу перед смертью очередного правителя Лузиньяна обитатели замка могли слышать знаменитый и ужасный крик Мелюзины , и некоторые даже видели, как огромная змея облетает зубчатую башню.

Вообще считается, что фея не покинула своё семейство и продолжала ему покровительствовать. А если отследить головокружительную историю рода Лузиньянов, то вполне возможно в такое поверить.

Род демонический

К концу XI столетия этот род, богатый и процветающий, не только не захирел и не угас, как это обычно случается, но и наоборот, значительно возвысился над остальными  дворянами.

Лузиньяны стали активными участниками Крестовых походов, в которых, в отличие от остальных, им очень даже повезло.

К концу XII века младшая ветвь этой семьи через  брак и наследование стала управлять Королевствами Иерусалима и Кипра и ещё захватила на земле Анатолии целое царство, называвшееся  Малой Арменией (хотя позже король  Леон Лузиньянский был разгромлен мусульманами, отобравшими у него это царство). А старшая ветвь оказалась прочно связанной с правителями Королевства Киликии, которое они затем опять же посредством удачного брака унаследовали в середине XIV века.

И это ещё не всё. Один из сыновей Мелюзины был Готфрид, граф Анжуйский, вскоре прозванный Готфридом … Плантагенетом, так как его боевые доспехи украшала распускающаяся ветвь.

Из истории известно, что этот Готфрид Плантагенет взял в жёны внучку Вильгельма Завоевателя Матильду, наследницу престола Англии.

Так появился новый королевский род, известный своими яркими представителями: Генрих II, Ричард Львиное Сердце, Иоанн.

В народе их считали «бесовским» потомством феи, и сложные, запутанные, жестокие и коварные распри внутри этого семейства объяснялись именно «порченой» кровью, в которой человеческое смешалось с демоническим. Так считали даже сами Плантагенеты. Например, Ричард Львиное Сердце однажды сказал: «А с чего это, по-вашему, всё должно быть иначе? Разве мы все не дети дьяволицы».

Возможно, именно такое непочтительное отношение к своей прародительнице и стало причиной того, что Мелюзина отвернулась от этой ветви неблагодарных потомков, и род Плантагенетов кончил плохо.

Однако род Лузиньянов не пресёкся до наших дней, хотя, конечно, от их былого могущества остались одни воспоминания. В наши дни время фей точно подошло к концу. И то, что именем феи Мелюзины назван атомный реактор в Гренобле — тому явное доказательство.

Увидеть фею

Наиболее ранние изображения таинственной феи относятся к XIV веку. Причём её варианты «ниже пояса» разные — иногда это змея, иногда — рыба. А иногда и дракон с женской головой и раздвоенным хвостом.

Таким, каким был замок Лузиньян, мы можем увидеть на миниатюрах знаменитого «Роскошного часослова герцога Беррийского»: опоясанный кольцами стен с мощными башнями и великолепным флигелем. На этих же миниатюрах можно обнаружить и башню Мелюзины, называемую ещё Пуатвен, с крылатым драконом на вершине.

«Роскошный часослов» был создан в начале XV века, а герцог Жан Беррийский являлся законным владельцем замка Лузиньян, доставшегося очень извилистыми родословными путями по наследству, и за который ему ещё пришлось побороться, когда замок в ходе Столетней войны оккупировали англичане.

И, как указывают хроники, именно в то непростое время люди, в том числе и захватчики-англичане, видели появившуюся в воздухе крылатую защитницу — фею Мелюзину. После этого командующий англичан Айвен Уэльский добровольно передал замок Лузиньян герцогу, о чём и говорится в исторических документах.

Что же касается официальной науки, то она, разумеется, не считает фею реальной личностью. Согласно исследованиям, этот персонаж — кельтского происхождения, связан как с водной стихией, так и с воздухом. В славянской мифологии мелюзинами называли русалок, полуженщин, полурыб.

Источник: http://parallelnyj-mir.com/1/mysteries-of-history1/2018-feya-melyuzina-rodonachalnica-koroley.html

Ссылка на основную публикацию